Выбили любовь...

Любовь либо есть, либо нет, — старая фраза, употребляемая по разным поводам. А вот как быть, если любовь, данную Богом при рождении, выбили? Как выбил? Кто выбил? Собственная мать.

Катя родилась в странной семье. Ну, в смысле, для нормальных людей она странная, для тех, кто любит ближнего и уважает его. Или хотя бы старается и стремится к этому. 

Мама Кати была женщиной с шикарной фигурой и лицом на три с минусом. Именно на притягательное тело и клюнул будущий отец Кати. Отношений парень не планировал, так, погулять. Но не тут-то было! Женщина-тело забеременела и пришлось молодому папаше понуро идти в ЗАГС. Будущая мама, напротив, была счастлива. Она влюбилась в первого красавчика на раёне. 

Парень ушёл в армию, а когда вернулся, жена уже месяца три как родила Катюшу и переехала к его родителям в село. Когда довольный, ещё более голодный до секса, ворвался к жене в домашние палати и... охренел. Перед ним лежала натуральная корова! Возможно, мальчику уже объяснили, что женщины после родов поправляются. Да и сам не дурак, видел послеродовых односельчанок. Но его Леночка стала буквально раза в два больше — с 60 кг до 130 кг. Просто огромная туша!

Ну ничего, — успокаивала его маман, — сейчас переедете в город, Лена похудеет, не переживай. Хозяйство, за ребёнком уход...

Предолевая отвращение и к без того нелюбимой жене, папаша съехал с семьёй в город, в квартиру, которую им вскладчину приобрели родители. Точнее, на окраину города, в один из неблагополучных районов. Там Лена раскрылась во всей красе: мало того, что жена продолжала жрать в три горла, так и дома было по меткому выражению одно из моих бабуль «говном подавись». Причём в туалете буквально в прямом смысле. Лена завела местных сомнительных подружек, пристрастилась к курению и выпивке, что не мешало ей одновременно кормить Катюху. К тому же, Лена открыла в себе талант тирана: дома регулярно стоял ор, вечное недовольство всем, постоянная толкотня базарных подружек-горлопанок. Ни о каком похудении и, тем более, сексе, которого жаждал 21летний парень, речи не шло. Ежедневный стайл Лены —  сальный пучок чёрных волос и юбка натянутая по плечи. 

Бардак, даже срач, а не бардак, вечный базар, крики жены и младенца, который не был нужен ровным счётом никому. В таком режиме парень исхитрился выдержать год и в один прекрасный для него день заявил о своём уходе. Запущенная донельзя, но гордая Лена собрала ему вещи и с колкостями выпустила за ворота. В душе она надеялась, что он помотается и вернётся. Ну как в душе, прожужжала уши всем подружкам и родне. Но Сергей чуть ли не в тот же день свинтил в северную столицу почти в припрыжку и стал устраивать свою жизнь там. Развод оформляли на расстоянии. О возврате он и не думал, вспоминал свою жизнь с ней как ночной кошмар. Даже от доли в квартире отказался.

Лена продолжала вести полумаргинальный образ жизни, начала торговать на местном рынке буквально в двух шагах от дома чем придётся. Вообще она была неплохой швеёй, но клиенты не спешили идти в её убитую квартиру, пропахшую селёдкой и табаком. 

Любимая присказка Лены на вопрос «куда ушёл муж?» была фраза: «Он испугался трудностей». Лена вообще любила строить из себя жертву и труженицу. Вот только единственственной жертвой в этой истории стала Катюшка, хорошенькая, как ангелочек. Над этим ангелочком мать-неряха измывалась как могла, выливая на дочь всю свою злобу, лень и никчемность. «Дебилка», «ебанашка» — самые мягкие слова в сторону дочери по всякому пустяку. Один раз она чуть не убила свою трёхлетнюю дочь, методично пробивая головой кричащего ребёнка пол. Кровь на губах, страшные гематомы, пронзительной вой трёхлетней крошки! Спасла родственница, случайно зашедшая в дом, благо, дверь была на распашку. Баба чуть не упала и сказала, что в следующий раз заявит в милицию и лишит Ленку родительских прав. Лена огрызнулась, но присмирела. Стала рассчитывать силу. Она не хотела садиться в тюрьму из-за «мелкой сучки, испортившей ей жизнь». Ведь именно во время беременности она растолстела. Потом родился младший брат от гражданского брака маман, и всё стало ещё хуже... Мужик оказался настолько тряпкой, что умудрился прожить с Леной восемь лет, пока не увела другая, симпатичная, компанейская, чистоплотная. Кстати, одна из подружек, регулярно пасущихся на кухне.

Жизнь Катюхи была не простой. Нет, она не сшалавилась, не опустилась, не пошла по рукам, но... Училась она крайне плохо, в пятом классе читала по складам, писала ещё хуже, в слове «пылесос» могла сделать три ошибки. Школу заканчивала уже вечернюю. За каким шутом её понесло в 10 и 11 класс, одному богу известно, всё равно закончила какие-то парикмахерские курсы в ПТУ, на который собирали всем миром. Благо, мужик от матери ушёл, когда она уже отучилась и вышла на работу. Катя повзрослела, вечно нищая и ленивая мать впала от неё в зависимость, и тут уже дочь могла всыпать родительницы. Вообще у Катюхи сформировался странный характер, что называется, нищая, но гордая. Когда гордыня идёт во вред самой себе. Где надо, язык в задницу засунет, а где нужно проявить любовь, уважение и элементарную адекватность, взрывается как бомба. Но, как бы то ни было, человеком Катя всё равно была хорошим, старалась быть доброй. 

По итогу вышла забеременела и вышла замуж за прибухивающего военного. Свекровь, как назло, попалась, как кривое зеркало матери. Тоталитарная, толстая как тумба, жестокая, эгоцентристка, только наоборот, чистоплотная до зубовного скрежета. Могла запросто явиться домой к молодым с ревизией и начать двигать мебель в поиске пыли. Катя, к слову, уродилась девочкой чистоплотной, но свекровь всё равно считала, что дома у молодых грязно. Свинья, как известно, везде грязь найдёт.

Матери Катя помогала, чем могла, как будто и зла не помнила. Со своей зарплаты парикмахера в маленькой замызганной парикмахерской на краю географии. Почему Катя не выбрала другое место, поближе к дому? Да бог её знает. Как устроилась туда в 18 лет, так и пахала там больше 10 лет. Пока не уехала с семьёй в Калининградскую область, в другой часовой пояс. 

Пару раз мы созванивались с Катюшкой. Она устроилась нянечкой в детский сад, в который пошли её дети и параллельно подрабатывала парикмахером на дому. Свекровь и мать особо не рвались к ним, авиабилеты, скажу вам, прям совсем недешёвые. А в родной город муж Катюхи, Пётр, приезжал два раза в год — сдавать сессию. На родине Катю ничего не держало. Что она здесь хорошего видела? А тут море под боком, хороший климат и, самое, главное, рядом не было ни психанутой свекрови, ни матери, ни младшего брата, который к 20 годам умудрился жениться и расплодиться. Правда, работать сильно не горел, и жил у матери. Казалось бы, жизнь наладилась!

Катю позвонила мне, когда я собиралась в Москву, предложила увидеться. Голос у неё был довольно весёлым, что не случалось нечасто. Приходи, говорит, ко мне, мы приехали на несколько дней. Муж едет на рыбалку, я детей уложу и посидим, покушаем, я бутылочку винца купила. Признаться, обсуждать мне с Катей было уже давно нечего, она говорила о детях и о некоторых моментах своей работы. И все это я знала почти наизусть. Многие описанные моменты из её прошлой жизни я знаю не с её слов, а с личных наблюдений. К тому же, она будто забыла о жутком детстве и юности.

Катька встретила меня тепло, так будто мы только неделю назад виделись. Сказала, что хочет сдать квартиру, даже мне предложила, причём за копейки. Просторную четырёшку за 15 тыщ! Курам на смех. Я засмеялась и сказала, что рядом с её свекровью не стала бы жить даже, если мне приплатят. И вообще уезжаю в Москву. Катёныч посмеялась и поздравила с переездом и нажелала хорошего. 

После второго бокала вина Катя неожиданно скисла. Хорошо, говорит, что у тебя детей нет. На меня эта фраза вообще как красная тряпка действует. Говорю, мол, а кто тебя заставлял рожать? Ну ладно первый раз случайно, а второй? Ты чего, забыла откуда дети берутся? 

Катюха вдруг покорно и сказала: да, всё верно говоришь. Просто я думала, что детей любить буду, дам им всё, что у меня не было... А получается... 

Катён, да ты чего? — сбавила я обороты, ты разве им это не даёшь? Ты своё детство вспомни. Хотя лучше не вспоминай!

— И это верно. У них и игрушки все есть, и в кружки я их отдаю, на подготовительные занятия ходят, развиваются нормально. Я-то ими заниматься не могу, сама тупая, как пробка. Для меня даже справку заполнить  в поликлинике — страх и ужас. В компании новой с мужем вообще иногда слово сказать боюсь. Что-нибудь ляпну, хоть стой, хоть падай. А учиться уже и не хочется. На моё образование всем насрать было...

И столько боли было в этом «всем»... 

— Ну и в чём проблема? — пожала я плечами, — может, ты загоняешься, стараясь быть идеальной мамашей. Накупила Максу интерактивных динозавров, а он их очкует теперь. Ему всего 2 года! 

Катька усмехнулась и посмотрела на меня так пронзительно, что у меня сжалось сердце. Столько боли, столько желания до меня достучаться было в этом взгляде. Катька плохо выражала свои чувства словами, но тут я её поняла.

— Ты не понимаешь, Маш. Я своей детей люблю, но... вроде как и не люблю. Как будто выбили из меня любовь. Я детям как будто просто должна. Они же на этот свет не просились, сама родила. А я бы их реально любить хотела, по-настоящему...

Что тут скажешь? Может, и правда, выбили? Головой об пол, кулаком по тонкому позвоночнику, спиной об шкаф, мокрым полотенцам по лицу, коленям, пояснице... Выбивали на совесть, так чтобы наверняка.

Катька вдруг ожесточённо и по-детски протёрла свои красивые, большие небесно-голубого цвета глаза (подарок от отца) и выдавила из себя вымученную улыбку:

— Ой, в пизду, Маш, не слушай меня. По ходу, ПМС начался. Давай ещё по бокальчику...

promo missis_panda апрель 2, 19:00 111
Buy for 20 tokens
Моя свекровь — святая женщина, учительница начальных классов. В обычной жизни её выучка подбешивает, в некоторые моменты при общении с ней чувствуешь себе третьеклашкой. Но в работе в её школе ей нет равных! Когда собралась увольняться, родители горой встали, чуть не в подол вцепились с песней…

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened